ВОСХОД:
ШМА - ДО:
ПЛАГ МИНХА:
ЗАКАТ:
ВЫХОД ЗВЕЗД:
7
СЕНТЯБРЬ

Сегодня 12 элула

Недельная глава Ки Таво

Афтара - Йешаяу 60 1-22

У входа в синагогу (из воспоминаний р. Арье Левитана)

У входа в синагогу (из воспоминаний р. Арье Левитана)

У меня все началось с праздника Симхат Тора. Точнее, с исхода праздника. О существовании которого я и не подозревал. Но начнем по порядку.

В какой-то момент своей юности меня заинтересовали духовные вопросы, которые до этого не представляли для меня ровно никакого интереса. Я стал интенсивно изучать различные религии  и пришел к заключению, что все они являлись всего лишь догадками и размышлениями, пусть даже очень умных людей, часть из которых, безусловно, была выдающимися. Но мне казалось, что лучше всех в том, как правильно служить Творцу разбирается Сам Творец.  Логично, да? Но к моему великому шоку, ни одна из религий не претендовала на то, что Сам Создатель открыл пути служения Себе целому народу. Кроме иудаизма. Тогда возникла мысль пойти в синагогу – чтобы попросить там Пятикнижие – Б-жественное откровение.

Тут важно отметить, что я был чистокровным евреем, но не видел в этом никакого содержательного смысла, кроме определенного количества проблем, возникающих в связи с этим в жизни в нееврейской среде. Но в скобках нужно отметить, что была у нас дальняя родственница по имени Йоха (как я узнал в дальнейшем, конечно же, ее имя было Йохевед), и про нее у нас в семье ходили различные истории.  Например, бабушка рассказывала, как Йоха полтора часа ходила пешком по субботам в синагогу, объясняя, что в субботу нельзя работать, а перенос денег в кармане является работой. На мой вопрос, что можно использовать билетик на троллейбус, бабушка отвечала, что и билетик имеет какой-то вес, и поэтому перенос является работой. О понятии «мелаха», запрещенных в субботу действий, бабушка не имела понятия и интуитивно интерпретировала его как физический труд.

Мне же этот вопрос не давал покоя: разве  полтора часа ходьбы – это не больше физической работы, чем перенос билетика? На это следовал ответ:  «Ну, что с нее возьмешь -  она делает еще много других странных и маразматических вещей». Но я с ней знаком! Она — не маразматик. Это же ясно любому ребенку, что пронести билетик легче, чем идти пешком? Что ж, для бабушки это служило лишним доказательством маразматизма. Я же говорил бабушке, что настолько глупых людей не бывает, и должно быть другое, пусть даже неправильное объяснение!

В результате подобных историй у меня сложилось впечатление о иудаизме как о крайне маразматической религии. Но с другой стороны я твердо запомнил, что в субботу в синагоге происходит что-то из ряда вон выходящее – не зря же Йоха по субботам ходит туда пешком! Поэтому когда возникло желание посетить синагогу, я поехал туда именно в субботу, ожидая встретить там несколько йохоподобных стариков.

И в любую другую субботу я бы только их там и обнаружил. Но вот вам пример Б-жественного Проведения – я попал в синагогу в субботу сразу после Симхат Тора, выпавшей на пятницу. А в Москве в те годы Симхат Тора была своеобразным поводом для всеобщего еврейского слета «На Горке», рядом с синагогой. Довольно много молодежи было и в синагоге. Часть уже соблюдающих молодых ребят осталась ночевать у знакомых недалеко от синагоги, так как путь домой занимал слишком много времени. И они пришли на утреннюю молитву, на которую я приехал.

В синагоге было два зала. Большой произвел на меня большее впечатление, и я подумал, что Малый зал – это просто раздевалка, где евреи переодеваются в униформу – талит. Так как талита у меня естественно не было, а я не знал, можно ли без талита входить в Большой зал, то я в растерянности стоял у входа в синагогу. Тут ко мне подошел молодой человек, спросил еврей ли я. Я сказал, что да. «А мать – еврейка?»  Я впервые в жизни с гордостью, думая, что попал к своим сказал, что я – «чистый еврей». На что он мне ответил, что чистых и грязных евреев не бывает, и что важно, кто мать, а отец вообще не имеет значения. Я сказал, что и мать тоже еврейка, но первый контакт с еврейской религией произвел негативное впечатление. Я же надеялся, что хоть где-то мое чистокровное еврейство имеет значение, а не только представляет проблему, не давая возможности записаться русским (как делало в те годы подавляющее большинство «половинчатых» евреев).

Следующим вопросом стал,  обрезан ли я. Получив естественный ответ «нет», он мне сказал, что надо делать обрезание. Я пожал плечами: «Зачем делать такую странную вещь?» На это он мне ответил, что смысл не имеет никакого значения, это надо делать, потому что сказал Всевышний. На это я ему ответил, что я не привык совершать действия, смысл которых я не понимаю. И, наверняка, Всевышний дал Свое предписание с какой-то целью. На что он мне ответил, что это тоже не имеет никакого значения, и обрезание нужно делать все равно. Тогда я полушутливо-полувсерьез спросил его: «Что, прямо сейчас?» На что он совершенно серьезно сказал мне: «Нет, в субботу обрезание делают только на восьмой день, а Вам – явно больше. Нужно делать в ближайшее воскресенье». И стал говорить, в какое время и куда нужно приходить. Я сказал, что все-таки не буду делать то, чего не понимаю. Тогда он позвал на помощь своего друга.

Тот друг, видимо, был лучшим специалистом в разговоре с новичками. Хотя он тоже начал с серии вопросов, еврей ли я,  и снова разочаровал меня, что чистокровное еврейство не котируется. В отличие от первого нового знакомого, он представился, назвав себя Хаимом. Так как подобных имен я никогда в жизни не слышал, то подумал, что Хаим – это такая религиозная должность. И спросил, а как его, Хаима, зовут. Он повторил. Для меня это было колоссальным удивлением. Потому что даже родственники, у которых все-таки были еврейские имена (кроме тети Йохи), их имена были «интернациональными». Он со мной вежливо поговорил и позвал на помощь еще одного молодого человека.

Тот представился Мордехаем, чем вообще убил меня наповал. Потому что послышалось  мне «Морда-Хаим». И когда я вернулся домой, то первое, о чем рассказал родителям было, что в Москве живут молодые евреи, которых зовут Хаим и Морда-Хаим. В мое время и Соломонов-то не было! Были такие еврейские имена, как Илюша. Или  Лева. Но Морда-Хаим?

Так вот этот Морда-Хаим сказал мне, что есть возможность посещать уроки иврита и библии с комментариями, а не пытаться разгадать самому, что там написано. Я был абсолютно уверен, что настоящее понимание смысла смогу найти и сам, так как общая форма «традиционных евреев» мне казалась маразматической, и я считал, что их трактовка явно является неправильной. Но тем не менее, мне было все-таки интересно пообщаться с живыми Хаимами и Морда-Хаимами моего возраста и послушать, что они говорят. Подпольно собиралось довольно много молодежи. Но на каждый конкретный урок – не больше десяти человек, чтобы не злить КГБ. Начав ходить на занятия, я довольно быстро убедился, что их трактовка (традиционная) является крайне обоснованной, совершенно не выдуманной и открывает колоссальную глубину текста, невидимую невооруженным взглядом. И уже в Хануку я начал соблюдать. А Песах стал для меня началом жизни кошерно соблюдающего еврея.

Вот вам конкретный пример того, как еврейские праздники в моем частном случае преломились в еврейские будни.

Комментировать

Ваш мейл не будет опубликован.Необходимые поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>