Все материалы сайта предназначены для лиц, исповедующих иудаизм
 
ВОСХОД:
ШМА - ДО:
ПЛАГ МИНХА:
ЗАКАТ:
ВЫХОД ЗВЕЗД:
8
ИЮНЬ

12 ияра

27 день омера

глава Эмор

Лев Солодкин, молодежный лидер, часть пятая (окончание)

Лев Солодкин, молодежный лидер, часть пятая (окончание)

Часть первая – Борьба изнутри

 

  • В последнее время  то тут, то там слышны новости о неожиданно успешных анти-левых акциях в традиционно левом Тель-Авивском университете. Благодаря им на слуху стало новое имя русскоязычной израильской политики – Лев Солодкин. Хотя имя-то, конечно, новое, но фамилия – весьма узнаваемая. Лев – сын скоропостижно скончавшейся доктора Марины Солодкиной, да будет благословенна ее память, в прошлом – депутата Кнессета, посвятившей свою многолетнюю парламентскую деятельность борьбе за права русскоязычной общины против израильской бюрократией. А как можно охарактеризовать вашу деятельность, Лев?
  • На сегодняшний день я возглавляю университетскую ячейку партии «Еврейский дом» («Байт Йеуди»), являюсь ответственным за студенческую деятельность в Тель-Авивском университете. Эту должность я занимаю около полугода. Собственно говоря,  я и открыл ячейку этой правой партии в нашем кампусе, известным своей левизной.
  • Это – Ваш первый политический опыт?
  • Я уже возглавлял различные политические ячейки. В прошлом году — ячейку правого движения «Им тирцу». Мы до сих пор поддерживаем теплые, товарищеские отношения, приходим друг другу на помощь. Особенно в тех вопросах, на которые не направлены все прожектора. Потом был небольшой перерыв.
  • А почему Вы предпочли «Еврейский дом»?
  • «Им тирцу» — идеологическое движение, и я до сих пор полностью солидарен с ними. А «Еврейский дом» — это уже партия. Другой уровень политической структуры. И невозможно служить представителем двух политических структур одновременно.
  • Так в чем заключается Ваша деятельность?
  • В проявлении инициативы. Здесь и сейчас. И на местном, и на всеизраильском уровне. Я пишу много статей, колонок. Печатался на крупнейшем израильском сайте ynet, на информационном сайте правых взглядов, в русскоязычных СМИ.  Конечно, много пишу и в своем фейсбуке.Кстати, на фейсбуке я веду и страничку юмора и анекдотов, собравшую десяток тысяч лайков и периодически вставляю там «свои пять копеек». И это тоже срабатывает.— Но что Вы со своими правыми взглядами делаете в откровенно левом израильском ВУЗе? Или Ваш выбор был продиктован академическими, а не политическими мотивами?— Я посчитал, что пойти в «правый» университет – это устроить себе слишком легкую жизнь. А я настроен на «бег с препятствиями» и «преодоление барьеров». Борьбу изнутри.— Т.е. Ваш выбор был совершенно осознанным  и политически обоснованным?— Совершенно верно. Я знал, что меня ждет. Правда, начиная учебу, я еще был далек непосредственно от политики, но я предполагал, какие проблемы меня ожидают. И не ошибся.

    — Можно сказать, что Вы изначально шли в университет ради политической карьеры?

    — Не скрою: политикой я интересовался, скажем так, больше средне-статистического израильтянина и о политической карьере подумывал, но не думал, что это прорвется так скоро. И с такой силой. Но, оказывается, жизнь не подстраивается под наши планы и не особо считается с твоими расчетами.

     

    Часть вторая —  Настоящий кайф

     

    — И что же побудило Вас ввязаться в это «раньше времени»?

    — Откровения студентов-арабов о том, что они думают об израильской армии. Я, конечно, представлял себе, что все – очень плохо, но не подозревал, до какой степени. И я сказал себе: «Все! Хватит молчать!» И пошло-поехало.

    И судя по результатам, уже сегодня можно сказать: мы добились определенных успехов. В университете можно наблюдать уже другие веяния. И видеть эти изменения на твоих глазах – настоящий кайф! Тебя поддерживают совершенно разные люди.

    — Но как можно поменять чужие взгляды?

    — А я изначально не обращаюсь к тем, кто уже находится глубоко  в плену ложных идей и идеологий. Моя аудитория – те, кто находится «посередине» и идет туда, где громче и ярче. И я им поставляю эту шумиху в полной мере, обеспечивая желанную зрелищность по полной программе – демонстрации, бурная деятельность, освещение в СМИ. И люди видят, слышат, читают и убеждаются, что это приносит свои плоды. Есть результаты.

    А люди подсознательно тянутся к успеху. К тому, что модно, классно, куда идут их друзья. И так постепенно это затягивает все больше и больше людей. У нас уже несколько сотен политических соратников! И даже те, кто не разделяет наших политический убеждений, не могут не признавать нашу силу. И этот настрой на победу, и наша сплоченность ощущаются в воздухе. Даже в атмосфере Тель-Авивского университета.

    И, конечно, важнейшим фактором являются личные отношения. Когда ты лично как представитель своей идеологии излучаешь доброжелательность, этот заряд положительной энергии переносится и на отношение ко всей твоей деятельности.

    И люди идут за тобой, и ты вдруг обнаруживаешь, что ты ведешь социальный протест и являешься лидером в борьбе за ценности, в которые ты веришь. Это не происходит за день-за два. Но в один прекрасный день это просто прорывается наружу.

     

    — Все эти знания Вы получили на факультете политологии?

    — Нет, я вообще изучаю экономику и финансы. Я так считаю, что студентов политологии, даже правых взглядов – предостаточно. А вот студентов экономического факультета, занимающихся политикой, как я – практически нет. И я вижу в этом огромное преимущество. Хотя бы по ясному пониманию реального значения экономики и финансов – а попросту, денег – в политике и вообще в мире.

    И моя учеба предоставляет мне такие навыки, которых нет у других. Хотя, с другой стороны, разумеется, есть и многое, в чем я уступаю другим, профессионалам в своей области. И все же я считаю, что у человека «со стороны», рассматривающего действительность по другим углом зрения есть несравненное преимущество.

    Хотя учтите, что уроки политологии я мог брать прямо дома. И, к счастью, я не преминул воспользоваться этой возможностью.  А в качестве профессии я предпочел выбрать что-нибудь дополнительное. Экстра-возможность. Вообще вы можете заменить, что я по жизни ищу то, что отнюдь само собой не разумеется.

    — А учебе Ваша политическая деятельность не мешает?

    — Мешает. Ведь мне приходится как-то совмещать и учебу, и работу, и политическую деятельность. Но тот, кто не готов ничем пожертвовать ради идеи, ради цели, ничего и не добьется!

Часть третья – Не маменький сыночек

— Эту «политическую школу» Вы прошли дома?

— В последнее время я очень старался помогать маме в ее политической деятельности, помогал ей писать проекты. Мы много беседовали о политике, и это дало мне многое. Очень многое. Мама никогда ничего не делала вразрез со своими убеждениями. К сожалению,  для многих, устремляющихся в политику, это – совсем не само собой разумеется. Для меня же это – основа основ. Только так можно действовать.

И это – не лицемерие и не наивность. Это – то, во что я верю. И я не буду делать того, с чем внутренне не согласен. И я верю в правильность своего пути, в то, что то, что я делаю – хорошо для евреев. Возможно, именно поэтому моя вера – заразительна. Мне легко убедить людей в том, во что я искренне верю. Это – внутренняя убежденность в том, что ты пропагандируешь.

С другой стороны, когда я говорю о своих преимуществах, связанных с тем, что я почти впитал политику, как говорится, с молоком матери, я говорю о том, что я в этих вопросах —  более «тертый калач», не путаю идеологию с идеализмом, прекрасно отдаю себе отчет в том, как работает эта система, и знаю, где какая грязь тебя может поджидать, и как эту грязь желательно обходить. Это обостряет чувства. Ты знаешь, когда нужно быть настороже.

— С другой стороны, Вас не обвиняют в непотизме, считая «маменькиным сынком»? Хотя, наверное, в израильской политике это – не редкость.

— Нет. В данном случае разговоры о преемственности, о «политических династиях» — не уместны. Меня никто не «протаскивал» и не «проталкивал». Кроме того, что идеологически я все-таки не совсем повторяю мамин путь. Она, безусловно, относилась к правому лагерю (и заслужила добрую память и общественную любовь), но это были скорее умеренно-правые взгляды. А я уже «самостоятельное явление», и свои взгляды я тоже «построил сам». Хотя всегда найдутся любители покопаться в грязном белье и облить тебя ушатом грязи.

Часть четвертая —  Взрослая лига

  • А Ваше «русское» происхождение Вам не мешает? Пришел тут какой-то «русский» «без году неделя» и начинает нас поучать, учить уму-разуму…
  • Мешает – кому? Если арабам, то меня это только радует. А в глазах остальных это – только плюс. Ты служишь живым воплощением сионистской мечты. Как правило, никто изначально не относится ко мне как к «русскому», а если и относится – то разве что только с положительной точки зрения, восхищаясь русским воспитанием, образованием и т.п. В нашем поколении этот вопрос уже как-то сам собой отпал.Кроме того, что среди наших активистов – много русскоязычных ребят.  Знание русского языка и ментальности служит лишь дополнительным плюсом,  расширяя возможные сферы деятельности и потенциальную аудиторию. Ведь отношение правого лагеря ко всем евреям как к братьям – не пустые слова.Возможно, в левом лагере на это смотрят другими глазами. При всей показной любви к арабам там особо ревностно относятся к элитарности, чистоте кровей  и т.п. Они очень любят читать всем морали, но ни за что на свете они не будут жить в непосредственной близости рядом с арабами. А в евреях из России они видят угрозу, подрывающую их элитарность. К счастью, эта группа населения постепенно уменьшается. Современная израильская молодежь уже более умеренная, скорее ближе правоцентристским взглядам.  И не забывайте о естественном приросте населения, несравнимом в правом и левом лагерях!

    И все же хорошо, когда существуют политические противники. Это тебя хорошенько подстегивает. В противном случае рождается индифферентность, и твоя собственная идеология атрофируется.

    — Но вот Вы в добрый час закончите свою учебу, оставите университет – и что дальше? Пойдете работать по специальности или уйдете в большую политику?

    — Конечно, я заинтересован перейти «во взрослую лигу». Студенческая ниша очень важна, но это только ниша. И не представляет такого интереса, как острые политические и экономические вопросы государственного уровня. И мне кажется, мне есть что дать обществу в этих вопросах. Но я еще не определился с рамками.

Часть пятая – С такими друзьями врагов не надо

Вы также не скрываете (скорее даже откровенно пропагандируете) свой нестандартный взгляд на мировые события. Достаточно вспомнить Вашу статью «Путин – гарант безопасности Израиля»…

— Я высказываю свою точку зрения, даже если кому-то она не по вкусу и не соответствует «общим понятиям». Да, я считаю написанное в своей статье – непредвзятым анализом фактов. Рациональным. Без эмоций. Я не намерен причислять Путина к лику святых, и уж никоим образом речь не идет о культе личности. Но если бы не Путин, от одной только Сирии чего можно было бы ожидать! Обама же в этом вопросе палец о палец не ударил. И все упирается в то, что на сегодняшний день Америку возглавляет самый, мягко говоря, не умный президент, который и сам предпочитает воздерживаться от действий, и Путина «не раскусил». Мне как стороннему наблюдателю невооруженным взглядом видно, с каким неуважением, если не сказать – презрением, американским президент относился к своему российскому коллеге. С Бушем все было по-другому. Я считаю вполне резонным и нормальным то, что в международных отношениях каждый лидер желает увеличить сферу своего влияния, что, безусловно, граничит и с жестокостью, и с проявлением холодных интересов. Мы же не дети! Миром не управляют любовь и братство. И все же нельзя не отметить верность Путина к своим союзникам. Взять хотя бы ту же Сирию. Особенно на фоне скользкого поведения Обамы, его отношения к Египту и т.д. Сочетание полного незнания местных реалий, нерешительности, непоследовательности и системы ценностей, основанной на сомнительных либеральных иллюзиях, достойных скорее колумниста New York Times, чем лидера державы номер один, – все это обуславливает нынешнюю внешнюю политику США. А Путин, на мой взгляд, оказался единственным игроком, заслуживающим доверия и уважения. Россия не предает своих партнеров, даже намного худших, чем Израиль для Америки. А как Америка относится к нам?

— Как?

— Как будто, мы у нее в кармане. Да, нельзя не признавать то хорошее, что Америка делает для Израиля, но все это – не от большой любви, а от чистых интересов и от возможности за минимальную цену купить здесь сумасшедшее влияние. Как иначе расценить это тупейшее давление о продолжении переговоров, выпуске террористов и т.д.? Это же было страшнейшим ударом по израильскому имиджу! А Израиль покупается на эту абсурдную удочку! И вот – результат. И кто знает, что нас ожидает еще через десяток лет. Еще пару президентов, как Барак Обама, и нам – конец. И хотя, к сожалению, интересы России на сегодняшний день не всегда совпадают с израильскими, я рад, что наихудшему лидеру в современной американской истории противостоит сильный лидер, который сдерживает и ограничивает могущество США. Потому что нет ничего опаснее неограниченной силы идиотов.

Комментировать

Ваш мейл не будет опубликован.Необходимые поля помечены *

*